Выбери любимый жанр

Сказочки про ежиков (СИ) - Каменецкий Евгений - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Евгений Каменецкий

Сказочки про ёжиков

Книжное

Сказочки про ежиков (СИ) - i_001.jpg

— Ёжики, они ж почти как люди! — ласково шептал Паустовский. Ёжики молча терпели оскорбления. Они были гордыми животными.

Песня

Сказочки про ежиков (СИ) - i_002.jpg

Ежики бежали по лесу. В иголках их шелестел ветер, а под ногами хрустели маленькие тоненькие веточки. У ежей была цель, настроение и песня. Песня, тихая, как тополиный пух, и внушительная, как грозовая туча. Ежи презирали яблоки и дороги. Они мчались вперед.

* * *

Леша открыл глаза. За окном шел дождь. Неспешной походкой заглянувшего на минутку, но не торопящегося уходить гостя. Тяжелые слюдяные капли рассекали воздух, и припечатывали траву к земле. В квартире пахло сыростью, и лишь ночник разгонял тяжелую темноту ночи.

Надел тапки. Холодно. Леша зябко поежился. Осень, серая, как камень. Леша осень не любил, и Пушкина не понимал. Великий русский поэт был дурак. А еще у него не было холодильника. А у Леши — был. И Леша медленно побрел на кухню.

В холодильнике было светло, и даже как-то уютно. Там сыто лежал круг мясистой розовой колбасы, потели яйца, помидорчик загадочно краснел боком. Леша задумчиво почесал бок. В голове его зрела какая-то мысль. Мысль была серая, колючая, и почему-то пыхтела носом. От мысли было хорошо на душе. А еще в голове билась песня. Тихая, как тополиный пух, и внушительная, как грозовая туча. Решительно сдвинув колбасу, Леша забрался на верхнюю полку холодильника, свернулся калачиком и спокойно заснул. У него начинали расти иголки.

* * *

По осеннему лесу бежало стадо ежей. Встревоженные птицы срывались с веток. Грызла орех белка. Ежи бежали и пели. И Леша пел вместе с ними.

Космос как предчувствие

Сказочки про ежиков (СИ) - i_003.jpg

Ежики Однажды Космос начинался с ежиков. Космос был странным, но ежики — еще страньше.

— Я хочу быть бескрайним! — безмолвно транслировал в бесконечность Космос.

— Шур-шур-шур, — отзывались ему ежики.

— Я хочу быть бесконечным! — воодушевлялся Космос.

— Тут-тут-тук, — отбивали лапки ежиков, и эхо неслось в пустоте, ища, где бы отразится.

— Я хочу быть прекрасным! — восхищался собой Космос.

— Ахххххх! — восхищенно млели ежики.

— Я хочу «Поехали!», — горячился Космос.

— Поехали, — хором сказали ежики.

— Как, уже? — испугался Космос. — Я же не готов. Зачем?

— Нада, — уклончиво ответил Главный Ежик. И погладил космос лапкой.

Где-то далеко внизу искра скакнула на топливо. Заревели ракетные двигатели. Улыбнулся Гагарин. Космос взрослел.

Зима. Страшная сказка

Сказочки про ежиков (СИ) - i_004.jpg

Холод, страшный холод суровой, беспощадной зимы заполнил собой всё. Он схватывал деревья соей мёртвой хваткой, ловил птиц, загонял в ловушку зверей, оставлял людей лежать на снегу с мёртвыми глазами, устремлёнными к кронам деревьев.

Волк осторожно шёл по ледяному насту, пытаясь взять след. В брюхе было пусто уже пятый день. Мыши, даже мыши попрятались глубоко в норы, и волк обгрызал кору с деревьев, что бы хоть как-то унять сосущее ощущение в желудке.

Не пели птицы, дятлы скрылись в дуплах, белки исчезли. Лес вымер. Зима медленно и уверено собирала жатву, превращая живое в лёд.

Волк вышел на поляну и повёл носом. Запах какого-то странного, неизвестного ему зверя ударил волку в ноздри. Он насторожился. Это может быть как добыча, так и охотник. Хрустнула ветка.

— Кто там? — дёрнулся волк. Хрустнула ещё одна.

— Кто???

Ещё, ещё, ещё.

— Кто это?!!! — закрутился он волчком.

Ещё, ещё, ещё, ещё, ещё, ещё, ещё, ещё…

— ААААА!!!!!!!!

Ещё, ещё, ещё, ещё, ещё, ещё, ещё, ещё, ещё, ещё, ЕЩЁ, ЕЩЁ, ЕЩЁ, Е..

Вспыхнули в темноте сотни голодных глаз. Волк ощерился. Через мгновение его рвали зубы, зубы, ЗУБЫ…

На снегу белели кости. Стая ежей посмотрела на вожака. Тот оглядел своё войско и зарычал, громко, свирепо. Лес прислушался к нему и ответил. Стая пошла вперёд. Там, у кромки, на самом краю, стояла деревня. А за ней город. А за ним страна. А за ней мир.

Лето так и не наступило.

Ежик Пушкин

Сказочки про ежиков (СИ) - i_005.jpg

Александру Сергеевичу было 37 лет, фамилия у него была Пушкин, соседа у него звали Дантес, жену Наталья, а сам он был ежиком. Что, само по себе, было крайне подозрительно. Пушкин терялся в догадках.

«Предположим, я — великий русский поэт, — думал он, бредя по осеннему лесу и пиная мягкой серой лапкой еловые шишки. — Светоч. И вообще. Тогда зачем мне иголки, Дантес и жена? И вообще — зачем Великому — яблоки».

Так размышлял Александр Сергеевич, шурша листиками. Смутно было у него на душе.

* * *

«Дантес. Дантес. Дантес. Убить. Убить. Убить. Пушкина. Кия! — так думал Дантес, обгрызая шляпку гриба. — Я — еж. Я — хищник. Дайте мне дуэльный пистолет! Дайте мне два дуэльных пистолета! Поэт, понимаете ли! ФЫ!»

* * *

«ШШШШШШШШШ», — думала жена Пушкина Наталья. Она была ветреная женщина, и умела мыслить только по-ежиному. Глупые мужские заморочки ей были ни к чему.

Ежики и Вселенная

Сказочки про ежиков (СИ) - i_006.jpg

Однажды ежики решили захватить Вселенную. По неведомой, загадочной для всей окружающей жизни причине. Нет, чтобы делать лук из рогов яка: нет, их это полезное во всех отношениях занятие не интересовало. Вселенная насторожилась.

Пришелец Завсений ел яйцо и пытался угнать корову. Корова была большая, тарелка — маленькая, а Завсений — пришелец, поэтому днище летающей тарелки было все в дырках от коровьих рогов.

— Тук-тук, — произнес кто-то снизу. Завсений спрятался под стул: система автоматической охраны была старая, и вместе с подозрительными посторонними могла грохнуть и пришельца.

— Я в домике, — произнес условный пароль Завсений. Наверху загрохотали очереди, затем что-то взорвалось, система нецензурно выразилась — и все стихло.

— Извините, — кашлянул Главный ежик, протягивая Завсению отломанное дуло пушки. — Это ваше?

— Мое, — прижал к груди пушку Завсений. — А вы кто?

— Мы корова, — убедительно соврал Ежик.

— Да-да, мы — корова! — хором подтвердила утверждение стая ежей.

— То есть как? — удивился Завсений. — Корова — она одна, с пятнышками, с рогами. Хвост, в конце концов, тоже должен быть.

— А мы мутант! — храбро пискнул еж тридцать второй справа.

— Да-да, мутант! — хором подтвердили ежи.

Главный ежик смущенно кашлянул.

— А для чего, — с подозрением поинтересовался Завсений, — корова?

— Мы хотим захватить Вселенную, — скромно шаркнул ножкой Главный ежик.

— Зачем? — удивился Завсений, который в университете Инопланетных захватчиков на этом специализировался, но чтобы корова…

— Нада, — уклончиво взмахнул лапкой Главный ежик. И на Завсения пристально посмотрело несколько тысяч внимательных глаз.

* * *

«Корова, корова, — думал связанный Завсений, свисая с дерева вверх ногами, — так бы и сказали — ежики. Непонятные они все-таки, как есть. Может, спеть?» И Завсений мысленно заорал революционные марши. Где-то там, в глубинах космоса, на летающей тарелке Завсения ежики захватывали Вселенную. У них все было хорошо.

1
Литературный портал Booksfinder.ru